Иван Потапов (Sean O'Shea) (ingumsky) wrote,
Иван Потапов (Sean O'Shea)
ingumsky

Джейми Каррагер: «Я хочу стать менеджером Красных,.. чтобы утереть Фергюсону нос»



Вице-капитан «Ливерпуля» раскрывает секрет, какие незаконченные дела у него остались на Энфилде.

Есть одна цель, которая больше других заставляет Джейми Каррагера двигаться вперёд: «Утереть сэру Алексу Фергюсону его грёбаный нос», что означает оставить МЮ без титула так же надолго, как Ферги оставил без титула «Ливерпуль».

И если он собирается достичь этого, то не в красной футболке с номером «23» на спине, но в костюме и при галстуке.

Так как Каррагер уверен, что он выиграет Премьер-лигу в качестве игрока «Ливерпуля», всего его помыслы направлены на то, чтобы затем выиграть её в качестве менеджера... и тем самым основать новую тренерскую династию на Энфилде.

«Было бы более серьёзным достижением выиграть её будучи менеджером, поскольку победу в таком случае принесут мои решения», — говорит тридцатилетний футболист, сидя в своём ресторане «Cafe Sports England» в преддверии официальной презентации своей книги «Carra: My Autobiography».

«Быть лучше, чем Фергюсон — это практически максимум, чего может желать человек, увлечённый футболом, потому что Ферги — настоящий мастер своего дела».

«Мне остаётся надеяться на то, что он протянет ещё достаточно для того, чтобы встретиться со мной».

Если желание Каррагера закончить тренерские курсы, чтобы сойтись лицом к лицу со старым врагом в качестве менеджера «Ливерпуля», может стать приятной неожиданностью для некоторых болельщиков Красных, то вряд ли таковыми станут его мотивы.

Амбиции превзойти главное «пугало», которым стращают «Ливерпуль», сводится не к ненависти, но к уважению.

«Я уважаю Фергюсона больше, чем кто-либо другой в футболе, — говорит Джейми. — Он почти как скаузер, правда!»

«Он смешной и не стесняется посылать людей на х..., к тому же он голосует за лейбористов. Он мне нравится».

Как наиболее известный из «новообращённых» мерсисайдцев, Каррагер имеет трезвый взгляд на обе команды, между которыми разделён город, и может рассказать о том, как на самом деле обстоят дела. Возможно, болельщики «Эвертона» будут потрясены тем, как яро человек, когда-то назвавший себя «самым большим суппортером Синих в Бутле», теперь желает постоянно выигрывать у «Эвертона».

«Проиграть в дерби — это хуже, чем проиграть в любой другой игре. Моя страсть проделала полный круг. Я в полном гриме, никем не узнанный, присутствовал на первом матче сезона, в котором «Эвертон» проиграл «Блэкбёрну» на Гудисоне, благодаря голу в самом конце игры. Мы готовились сыграть с «Сандерлендом», и тот результат придал мне дополнительных сил».

И это говорит человек, который в возрасте 11 лет, когда Майкл Томас на Энфилде забивал гол, лишивший «Ливерпуль» титула, безумно радовался и аплодировал парням, которые орали во всю глотку «Спасибо, "Арсенал"», сидя на стене в одном из пабов Бутла.

«Я был абсолютным фанатиком «Эвертона» в детстве и отрочестве», — говорит защитник, который провёл более пятисот матчей за «Ливерпуль».

«Он («Эвертон» — прим. ред.) был в моей жизни всем, поглощая все мои мысли 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Я ездил на выезды, отправлялся на матчи в Европу, и в середине 80-х бывал на Уэмбли. Словом, это было похоже на «Алтон Тауэрс» (крупнейший в Англии тематический парк — прим. ред.)».

«Когда я говорю о той команде «Эвертона», я до сих пор использую слово «мы». Даже в то время, когда я играл за резервы «Ливерпуля», я всё равно хотел, чтобы первая команда «Эвертона» каждый раз выигрывала в дерби».

Его превращение из фаната Синих в болельщика Красных происходило постепенно. Чем серьёзнее он обосновывался на Энфилде, тем чаще он ловил себя на том, что защищает «Ливерпуль» от насмешек эвертонцев. Однако один инцидент стал сигналом к тому, что его любовь к «Эвертону» безвозвратно ушла.

В январе 1999 года, после того, как «Ливерпуль» упустил победу на Олд Траффорд, получив в свои ворота два мяча в самом конце встречи, и вылетел из розыгрыша Кубка Англии, он пошёл в паб «Чосер» в Бутле, в котором любил бывать, рассчитывая услышать в свой адрес не только колкости, но и слова поддержки. Однако его встретили смехом и издёвками.

«Я был опустошён и деморализован в тот день, но мои приятели, нисколько не смущаясь, продолжали потешаться надо мной, как над любым другим "грязным Копайтом"».

«И я понял, что с меня хватит. Я больше не мог это слышать. Люди, которые, как я думал, любят меня, искали повод поиздеваться над моим горем. Жребий был брошен. Я развернулся и ушёл».

«Они не сделали ничего дурного. Они просто были собой, и они по-прежнему остаются моими приятелями. Но это была финальная точка. Когда я я ушел оттуда, я распрощался с «Эвертоном» навсегда, чтобы дальше двигаться только вперёд».

Всякие сомнения в том, что он сделал неверное решение, развеялись, когда он оценил ужасную атмосферу мерсисайдсикх дерби, в которых его друзья Стивен Джеррард и Робби Фаулер становились объектами громкой брани в свой адрес.

«Я ненавижу то, что они поют о Стивене и его семье».

«Это отвратительно и совершенно расходится с шутками, которые приемлемы в жизни, не говоря уж о футболе».

«Робби подвергался столь же ужасным оскорблениям, которые больно задевали не только его, но и его родных. Я не хочу сказать, что болельщики «Ливерпуля» — невинные овечки, ведь они ими не являются. Они тоже бранятся в адрес игроков противника во время матчей, но эта брань смолкает, как только заканчивается игра».

«Эвертонцы распространяют ложь по всему городу и поют эти песни, с кем бы они не играли — с нами, с «Редингом», «Портсмутом» или кем-либо ещё».

«Я даже слышал это по телевизору, когда они играли с кем-то в Европе. Думаю, что даже кое-кто из моей семьи был с ними и пел это».

Каррагер более, чем какой-либо другой игрок, имеет повод требовать уважения к своей семье. Когда его мать Пола была беременна им, ей сказали, что у плода имеется серьёзный дефект спины (spina bifida (не сращение двух частей спины), страшная вещь — прим. ред.), и предложили ей сделать аборт.

Пола, строгая католичка, отказалась, и любовь к своему ребёнку, которую она продемонстрировала, до сих пор до глубины души трогает Джейми.

«Она пожелала, чтобы у неё родился ребёнок-инвалид. Она была готова пожертвовать своей жизнью ради меня. Всем, чего я добился за эти тридцать лет, я обязан этому решению».

Случилось так, что ребёнок родился без этого страшного диагноза, но ему был поставлен другой — гастросхизис — его кишечник оказался снаружи брюшной полости (по этой причине на животе Джейми огромный шрам, и у него нет пупка). Первые шесть недель своей жизни ребёнок провёл в больнице, где он боролся за свою жизнь.

И по сей день он продолжает бороться. Ещё ребёнком он ненавидел сдаваться, и его постоянное желание добиваться успеха во всём нередко становилось проблемой. Он был лучшим игроком из всех, кто его окружал, и из-за этого не мог позволить другим расслабляться.

«Я не мог понять и принять, что другие были хуже, и постоянно висел у них над душой. Тренерам приходилось оттаскивать меня в сторону и говорить мне, чтобы я лучше обращался со своими партнёрами. По сути, и сегодня всё по-прежнему. Рафа часто одёргивает меня из-за того, что я проявляю излишнюю жёсткость по отношению к другим игрокам».

«Мне даже пришлось как-то отправить смс Пепе Рейне с извинениями за то, что я высказал ему во время игры. Я говорю что-то игрокам, а потом думаю: «Что же я наделал?» А иногда после того, как я получаю отпор, я думаю: «О Боже, неужели они меня ненавидят?» Но я просто не могу позволить людям вокруг меня выключиться».

«Да, кстати, если кто-то будет говорить, что мне следует делать на поле, а что — нет, я пошлю его на х... Потому что это моя работа», — добавляет он, смеясь.

Кого-то, кто хорошо знаком с его статистикой, может удивить тот факт, что Каррагер начинал карьеру в качестве нападающего и много забивал. Он играл в атаке детской сборной Англии и начинал играть в этом качестве за резервы «Ливерпуля».

В течение победной кампании «Ливерпуля» в Юношеском Кубке Англии в 1996 году он сначала переместился в полузащиту, а затем и в центр обороны, позицию, где он играет лучше всего.

«В сравнении с Джоном Терри, Рио Фердинандом или Ледли Кингом, я не столь высок, мощен и быстр. Моё самое сильное качество — это умение читать игру. Я люблю держать в руках нити игры и заводить всех».

Если Джеррард — это сердце «Ливерпуля», то Каррагер — его душа. Он олицетворяет скаузерский дух команды, в которой сейчас так много иностранцев. И хотя он уверен, что иностранное «вторжение» дало немало английскому клубному футболу, он считает, что дело зашло слишком далеко.

«Иностранцев в футболе слишком много. Какой смысл тратить все эти деньги на академии, если мы не даём местным мальчишкам пробиться? «Ливерпуль» — это наш клуб, он является важной частью нашего города, и нужно давать молодым скаузерам, которые «горят» игрой, шанс добиться успеха».

«Это касается не только футбола. У меня есть два брата, которым оказалось сложно найти работу в Ливерпуле в год, когда наш город является Европейской культурной столицей. Одна из причин этого в том, что мы сделали так, что иностранцам слишком просто приехать сюда и получить работу».

Его страсть к городу и клубу не знает границ.

«Если бы у меня был шанс выбрать, выиграть ли Чемпионат мира со сборной Англии или сделать то, что сделали мы в Стамбуле, я бы выбрал Стамбул просто потому, что знаю, как много это значит для Ливерпуля».

«Люди говорили мне, что мы подарили им величайшую ночь в их жизни, и, если бы неделю спустя они умерли, они умерли бы счастливыми. Это заставляет задуматься».

Он три года женат на Николе, его подруге детства, и у пары есть двое детей, пятилетний Джеймс и четырёхлетняя Миа. Никола, которая на три года младше Джейми, была его первой и единственной «подружкой». Впервые он преодолел стеснение и предложил ей свидание, когда ему было 18.

Он так аргументирует это: «Зачем гоняться за другими, когда можно просто дождаться пока подрастёт самая лучшая девушка?».

«Верность» — одно из главных слов в числе тех, которыми пользуется Джейми. В то время, когда все чуть с ума не посходили из-за возможного перехода Джеррарда в «Челси» в 2005 году, его спросили, может ли он уйти из «Ливерпуля» в «более серьёзный» клуб. Он моментально ответил: «Какой клуб «серьёзней», чем «Ливерпуль»?»

Однако у него нет иллюзий на тот счёт, как извращено у нынешних болельщиков само понятие «верности». Нижней точкой его карьеры стал его второй сезон при Жераре Улье, когда француз пригласил сразу двух центральных защитников — Сами Хююпия и Стефана Аншо.

«Я только что был признан Лучшим игроком сезона, но начал новую кампанию не слишком хорошо, и болельщики кричали о том, что нужно поставить Аншо на моё место».

«Я думал «Погодите-ка! Пару игр назад вы считали меня своим лучшим игроком». Мне был тогда всего 21 год, и события не шли у меня из головы».

«Меня это жутко бесило, и пришлось потратить некоторое время прежде, чем я смог снова собраться».

«Когда болельщики вдруг стали распевать песню о том, что они «мечтают о команде Каррагеров», я думал «Чего же вы не пели её шесть лет назад?»».

«У меня нет иллюзий. Неважно, что я сделал для клуба, как только появится кто-то лучше меня, сразу начнут кричать «Уберите Карру на х...». Но это футбол».

«Люди говорят о том, насколько я верен «Ливерпулю». Однако, это не вопрос «верности». Это вопрос того, куда бы я мог уйти из «Ливерпуля». У нас одна из лучших в мире команд, и я играю за неё каждую неделю».

«Я не говорю, что я хочу уйти из «Ливерпуля», но, если бы «Ливерпуль» не был так хорош, и великая команда вроде мадридского «Реала» или «Барселоны» предложила мне уйти к ним, я мог бы отправиться туда просто потому, что я всегда старался играть на максимально возможном для себя уровне».

Так чего же нам ждать в будущем от Джейми Каррагера?

«У меня ещё три года по контракту, и я хочу играть по 50 матчей за сезон».

«У нас конкуренция на моё место в составе, и я готов сражаться за него, потому что я сражаюсь всю свою жизнь».

«Вокруг меня всегда будут более сильные с точки зрения техники игроки, но никто не сравнится со мной в страсти и задоре. Я буду биться за то, чтобы подписать новый контракт, когда закончится этот, и буду согласен тогда на 25 матчей за сезон».

И если после всего этого Ферги всё ещё будет сидеть на своей жёрдочке, ему следует глядеть в оба.

Оригинальный материал Брайана Рида «Jamie Carragher exclusive: I want to be Liverpool's manager.. I just hope Fergie's still around to be knocked off his perch» опубликован на сайте Mirror
Перевод выполнен Иваном Потаповым, Liverbird.ru
Tags: lfc, press
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments