January 9th, 2011

аватар

***

После того, как опубликовал свою первую статью на английском, испытал очень странное чувство. Странность заключается в моём восприятии откликов на неё — очень необычно перечитывать свои собственные слова, написанные на чужом, в общем-то, языке, а потом видеть комментарии, из которых становится очевидно, что читатели сумели понять, что я написал и восприняли это... просто как очередную статью.

Я привык извиняться за свой английский, когда пишу письма англичанам, привык мысленно готовиться к тому, что меня не поймут, когда пишу на форуме или в комментариях к чужой заметке, но ничего этого нет и в помине. Люди читают мою статью, обсуждают изложенные в ней тезисы, соглашаются со мной и начинают беседы на обсуждаемую тему, и никто не воспринимает это как текст, написанный иностранцем. Не знаю, то ли я стал лучше писать, то ли они просто не обращают внимания на недостаточно качественный текст, то ли я зря боялся того, как я пишу... А может быть, и всё вместе.

В целом, за последний год (начиная с поездки в Шотландию и Англию в январе-феврале) я сумел побороть свой давний комплекс «я не знаю английского». Да, я знаю его не идеально, но вполне достаточно для того, чтобы изъясняться, писать на нём и шутить. Последнее, пожалуй, самое главное. Ещё когда-то давно мы с Леной сошлись на том, что юмор — основной маркер для того, чтобы оценить, понимаешь ты язык или нет. Если шутка тебе понятна, значит и остальное тоже. В своё время мы убедились в этом, когда ехали стопом по Польше. Поляки говорили по-польски, а мы — по-русски, но мы вместе смеялись над шутками и прекрасно общались.

А вообще мне до сих пор кажется удивительным то, что, учась в Университете, я почти совсем не знал английского, а сейчас достаточно свободно перевожу с него и зарабатываю этим деньги. Всё же увлечённость чем-либо помогает многого добиться. В своё время моя любовь к англоязычной музыке, Ирландии и «Ливерпулю» всего за пару лет помогли мне неплохо освоить язык. Мне настолько хотелось читать и понимать то, что написано, что английский выучился почти сам собой. И я до сих пор теряюсь, когда меня спрашивают, какой метод лучше всего, чтобы изучить язык, — я не знаю, потому что никаких методов кроме этого жгучего желания знать его у меня под рукой не было, но поможет ли это другим, мне неизвестно.